Телефон/факс:8 (3452) 46-56-30
Время работы:Пн-Пт 09-17
13.09.2017
101

Удивительный человек!

 

Автобиография   Черепанова  Леонтия  Андреевича

 

Родился я в 1927 году 13 сентября в деревне Кутькина (теперь село Южное) Ялуторовского  района Тюменской области. Родители мои – Черепановы Андрей Никонорович  и Лукерья Ивановна  до 1930 года жили в деревне. Занимались сельским хозяйством. Потом переехали в  Тюмень. А в 1935 году, в Ялуторовск и работали в средней школе  ­‑ мать уборщицей, а отец столяром в школьной мастерской.

 

В 1936 году в эту школу я пошел учиться в первый класс и учился до марта 1943 года. Дело в том, что с началом Великой Отечественной войны на транссибирской железнодорожной магистрали началось строительство вторых путей. На участке от Свердловска до Омска работы вела строительная организация «Мосстрой­-путь № 19» НКПС и мои родители устроились там работать в качестве чернорабочих. Когда в 1943 году работы были закончены и стройку отозвали для получения нового назначения ‑ все работающие оказались мобилизованными, и мы вынуждены были покинуть Ялуторовск.

 

В апреле 1943 г. мы приехали в Тульскую область. Там я закончил 7-й класс и получил «Свидетельство об образовании», а в конце июня месяца мы уже прибыли на станцию «Чусовая» для строительства вторых путей от Перми до Нижнего Тагила. Там я сразу же поступил на работу в ремонтно-прокатную базу (РПБ)» Мосстройпуть №19» учеником токаря по металлу. Мы жили и работали в тяжелейших условиях того времени. Особенно, приехавшие на новое место. Жили в 18-ти тонных вагонах-теплушках по 4 семьи. Отапливались чугунной времянкой, на которую топливо никто не выделял. Питались по рейсовым карточкам, продукты с которых забирались на 10 и более дней вперёд. Я, как ученик токаря, получал 150 рублей, мать, как охранник 101 рубль, а булка хлеба на рынке стоила 500 рублей. Отца поздней осенью этого же года, все-таки призвали в армию, и до конца войны он был на фронте. У меня с матерью на иждивении были две малолетние сестрёнки. Наши механические мастерские были расположены в старом заброшенном ДЕПО без окон и дверей. Зимой, прежде чем начать работать сметали со станка снег и до получаса и более раскручивали станок, чтоб разогреть масло в коробке передач. Руки примерзали к измерительным  инструментам. Работали по 12 часов. Я, как несовершеннолетний, имел право работать по 6 часов, но, ни разу не воспользовался этим правом. Через 6 месяцев в конце декабря 1943 года я успешно сдал производственный экзамен и мне сразу присвоили 4-й разряд рабочей сетки.  Я стал работать  по нарядам и материальное положение несколько улучшилось. В апреле 1944 года нашу стройку перевели на восстановление Орловско-Курской железнодорожной магистрали и разместили на станции имени Плеханова в шести километрах от Тулы. Там я прошёл переэкзаменовку и получил 5-й разряд рабочей сетки токаря-универсала.

 

В июле 1944 года прошёл месячный  сбор по освоению противотанкового ружья с отрывом от производства, но в армию не был призван, так как работал на железнодорожном транспорте. Во время сбора я поступил в комсомол, и с той поры началась моя, в некоторой степени, общественная деятельность в художественной самодеятельности дома культуры железнодорожников, имени Плеханова. В августе 1945 года демобилизовался отец и предложил мне продолжить образование. В 1946 году я поступил в Тульский техникум железнодорожного транспорта, но закончить его не удалось. В  апреле 1947 году я по семейным обстоятельствам уволился из техникума и уехал в Тюмень в надежде устроиться на работу и перевезти мать с сёстрами ближе к родне (отец начал пить, обокрал нас и скрылся). Но в силу сложности того времени мне это не удалось и я в мае месяце завербовался  в бывший Пуйковский рыбзавод Ямальского района ЯМАО на рыбные промыслы, на 6 месяцев. В начале июня на пароходе «Казанец» я в числе ещё десяти парней прибыл в посёлок  Пуйко (хоз. центр рыбозавода).  Нас сразу же отвели в санобработку и в обжарочной сожгли наши вещи. Только в 7 часов вечера нам принесли нательное бельё из участковой больницы и отправили в рыбучастки.

 

Пройдя сквозь ад «чистилища земного»

Я в Горный Хаманел доставлен был

И бригадир, подумавши немного

Весельщиком меня определил.

А кромщик, мужик был добродушный

Меня, измерив взглядом на вершки,

Расплылся вдруг улыбкою радушной,

Сказал: «Ништяк. Не боги жгли горшки.

Давай  иди в брандвахту пообедай,

Часок другой там можешь полежать,

Потом ко мне вон в ту бударку следуй,

Нам на замёт  с закатом выезжать.»

 

Так и началась моя новая жизнь рыбака-ямальца. Несмотря на мой щуплый и неказистый вид, я как весельщик,

 

Мачту должен был уметь поставить

И баштугами к борту укрепить,

На рее парус быстренько расправить,

Поднять его, шкот кормщику вручить…

Причём, при любой погоде.

Но я как-то быстро этим овладел.    

К концу путины с рук сошли мозоли,

Окрепли мышцы, я слегка подрос,

Постиг премудрости рыбацкой доли

И трудности достойно перенёс.

 

Глубокой осенью, перед ледоставом, к нам в посёлок Горный Хаманел приехала работница РК ВЛКСМ Пермякова Нина Андреевна и создала первичную комсомольскую организацию из 8 человек (несколько парней и одна девушка – техник лова Куклина Татьяна). Таня была избрана секретарём,  я – её заместителем. Коммунист в посёлке был один – начальник участка, Ходаков Данил Павлович, участник ВОВ, неоднократно награждённый.

 

Посёлок Горный Хаманел стоял на высоком берегу  Хаманельской Оби. В дни моего пребывания там было до двух десятков домов, бараков под общежития. Была начальная школа, пекарня, медпункт,  сетепосадочная мастерская. Но не было, ни клуба, ни кино, ни библиотеки, ни радио,  ни почты, даже бани. Зимой там сосредотачивалось до 100 жителей,  в основном репрессированные в годы колхозного строительства,  занимались с заготовкой дров,  а в основном льда на будущую путину, для охлаждения и заморозки рыбы,  принимаемой от рыбаков. Укладывали лед на берегах рек – в пирамиды ёмкостью от 3  до 5 тысяч кубов.            

 

В сетепосадочной мы организовывали художественную самодеятельность (конкретно я этим занимался). В субботу вечером убирали сетематериалы к стенам, мыли пол, парусами отсекали часть помещения под гримировочную и сцену, натягивали занавес, тоже из парусов и «театр» был готов. Почти каждое воскресение вечером мы ставили  концерты, устраивали танцы.

 

Наш оркестр звучал довольно броско.

Гитара с балалайкой,

Бумага папиросная с расческой,

Да барабан, что школа нам дала.

По вечерам  на наше представленье

Сходились со всех концов посёлка неспроста

Все жители, неся с собой сиденья,

Спешили, чтобы  занять все лучшие места.

 

В воскресные дни зимой в добрую погоду я ходил на лыжах в райцентр Яр – Сале (18) км. Относил письма, приносил газеты, заходил в райком ВЛКСМ, отдел культуры и подпитывал нашу самодеятельность материалом. К нам стали приезжать кинопередвижка, лекторы, коллективы художественной самодеятельности райцентра.

 

По инициативе и непосредственном участии комсомольцев к новогоднему празднику 1948 года, во внеурочные часы, была построена баня. Однажды на комсомольском собрании я внес предложение – на путину 1948 года организовать комсомольско-молодежную рыболовецкую бригаду с бригадиром из опытных рыбаков, а зарплату ему установить в зависимости от вылова бригады и он будет вынужден раскрыть все хитрости промысла. Такая бригада была создана.

 

В бригаде нашей, как мы подсчитали,

Две трети женщин – все молодняки.

Нас бригадой «ДУНЬКИНОЙ» прозвали

Мастистые по стажу рыбаки.

 

Несмотря на некоторые неувязки с жильём для нашей бригады, мы в первые же дни путины, в первую же неделю июня месяца, закрыли план второго квартала, побив результаты  бригады старых рыбаков. Управление завода присвоило нам переходящий красный вымпел по заводу и это первенство мы подержали до конца путины, лично я получил за эту путину три почетных грамоты – 2 от обкома комсомола и одну от окружкома ВЛКСМ. В ноябре 1948 года проходил районный смотр самодеятельности, на котором наш коллектив впервые за существование посёлка принял участие и занял первое место. В декабре 1948 г. на районной комсомольской  конференции меня избрали в состав райкома ВЛКСМ и приняли на работу в аппарат в качестве заведующего  орготделом, а в 1951 г. я был избран первым секретарем райкома ВЛКСМ. В этом же году я вступил в ряды КПСС. С этих пор всю оставшуюся жизнь я работал в партийных, советских органах Ямальского района, округа и в облисполкоме.

 

После комсомола был заведующим отделом культуры Ямальского райисполкома. В 1961 г. с отличием  закончил трехгодичную Омскую советско-партийную школу и был направлен  Тюменским обкомом КПСС заведующим отделом оргработы в Ямальский райком партии. Потом 10 лет с перерывом возглавлял районный комитет партийно-государственного контроля, а позднее – народного контроля.

 

В 1966 году заочно закончил высшую партийную школу при  ЦК КПСС  и был переведен начальником отдела культуры Ямало-Ненецкого окрисполкома, потом работал инструктором орготдела  Салехардского горкома КПСС.

 

В марте 1977 года я назначен инструктором отдела по народностям Севера Тюменского облисполкома, откуда через 6 лет ушел на пенсию, но продолжал работать  до декабря 2002 года в разных сферах . 6 лет был зам. директора Тюменского филиала ВНИИГим, 11 лет – в службе занятости населения заведующим хозяйством, два последних года – охранником в разных организациях.

 

В Ямальском районе и г. Салехарде я отработал 27 календарных лет. Будучи зав. отделом культуры района добился финансирования и построил типовой Дом культуры на 200 мест, который с октября 1958 г. функционирует до сих пор.

 

Всю жизнь связан с художественной самодеятельностью, не только, как организатор, но и непосредственный исполнитель в разных амплуа организовывал и руководил оркестром  народных инструментов, пел в хоре, был чтецом - декламатором (на 6 – м окружном смотре художественной самодеятельности в 1964 году в г. Салехарде получил диплом лауреата первой степени за исполнение собственного стихотворения  «Счастливая звезда», имею диплом лауреата областного конкурса чтецов в 1968 году в Г. Тюмени за исполнение стихотворения Ленинградского поэта – песенника Л.Шишко «Монолог о войне».

 

За время моей работы в Ямальском районе мы всегда занимали первые места на окружных смотрах художественной самодеятельности. В период выборных кампаний  я организовывал и участвовал в лыжных переходах агитбригад от п. Новый порт до п. Салемал. Работая в г. Салехарде, участвовал в Народном театре, играл на домре – приме в оркестре народных инструментов при ОДНКНС.

 

Со школьной скамьи пишу стихи. В основном они посвящены людям труда, заслуживающм уважения, но есть авторские, отклики на события жизни, лирика, юмор и т. д. С помощью администрации Ямальского района выпущено два сборника «От всей души»

 

В ноябре 1952г. я женился на учительнице начальных классов Ямальской школы – интернат Митькиной Лидии Владимировне, которая всю свою трудовую жизнь посвятила этой школе. Мы прожили с ней 50 лет.  7  ноября 2002 года отметили золотую свадьбу, а в феврале 2003 года она умерла.  Было у нас двое детей, дочь Надежда, которая более 40 лет живёт в Москве и в 2009 году ушла на пенсию. Сын Владимир из Яр-Сале ушел служить на флот подводником, после демобилизации закончил Горьковский институт по специальности конструктор телерадио аппаратуры, работал в г. Лабытнанги начальником узла связи в системе «Газпрома». 31 июля 1999 г. скоропостижно скончался. Похоронен на кладбище г. Тюмени.

 

1 ноября 2007 года я женился второй раз на уроженке Тюменской области Рогалёвой Ольге Николаевне.  Чувствую себя физически не плохо, работаю на даче. Учавствую в общественной жизни землячества, сначала «Ямал» в котором состоял с первых дней образования,  а сейчас ТООО  «Ямальский ветеран».          

                        

Леонтий Андреевич. Вы  гордость наша,

Вы представитель старшего звена.

Природа одарила Вас и сущность Ваша

Как кубок доброго игристого вина.

Талантлив, гармоничен, вежлив,

Достаточно взглянуть на лицо, и  стать.                                                                             

Всегда приветлив и прилежен,

Подтянут, есть с кого примеры брать.

Поэт, мечтатель, ему прожившему все  90

Судить  о нас довольно  просто.

Ему, есть что сравнивать, кого и с кем

И, между прочим, без проблем.

В характеристиках он точен

Видать - судьбой уполномочен.

Леонтий Андреевич, так держать!

И разреши нам пожелать

Здоровья и признательной любви

И долго-долго, до ста лет живи!

                                         

 

Член Совета ТООО  «Ямальский ветеран» Е. Кумалагов           

 

 

 

    

 

       

 

      

 

 

 

Возврат к списку