Телефон/факс:8 (3452) 46-56-30
Время работы:Пн-Пт 09-17
28.01.2021
26

Ямальский бунт

Ямал в Западно-Сибирском крестьянском восстании 1921 г.: факты и события. (К 100-летию крестьянского мятежа в Тюменском регионе). 

В конце января 1921 года вспыхнуло Западно-Сибирское, крестьянское восстание. С территорией от степей Казахстана до полуострова Ямал, с населением в 3,4 млн. человек, в нём участвовало от 70 до 100 тысяч человек. Исследователи отмечают, что часть сибирских казаков приняли активное участие в данном мятеже. 

Тюменский писатель Константин Лагунов написал в 1968 году  хронику данного восстания: «Двадцать первый. Исторический очерк». Но только в 1988 году, этот очерк был опубликован в журнале «Урал», а в 1991   году вышел отдельным изданием. Александр Твардовский, прочитавший в 1968 году очерк в рукописи, написал: «Я бы, не сомневаясь и не раздумывая, дал ему, (то есть — К. Лагунову) за эту рукопись кандидатскую степень, а, может, и докторскую. Он шесть лет копал и откопал что-то вроде пугачевского бунта у нас в 1921 году. Антоновщина, о которой у нас «много писали, не идет ни в какое сравнение с восстанием зауральских, сибирских  мужиков».  

В 1990 году, в Салехарде мне довелось  встретиться с Константином Яковлевичем. Он в это время работал в библиотеке Окружного музея над повестью «Иринарх». Эта документально-художественная книга посвящена жизни и трудам выдающегося просветителя народов Крайнего Севера архимандрита Иринарха (Шемановского).    

От него я узнал, что у него был друг, работавший в КГБ, разрешивший на свой страх и риск воспользоваться архивами УКГБ по Тюменской области. Только в 1991 году был опубликован отдельным изданием очерк, Константин Лагунов не осветил роль казачества в данном мятеже.  В 2000-2001 гг. вышел сборник документов о Западно-Сибирском мятеже: «Сибирская Вандея». Документы. В 2-х т. Под ред. Акад. А.Н. Яковлева; сост. В.И. Шишкин, в котором собраны практически все документы периода с 1919 по 1921 годов. Именно благодаря этим документам мы можем проследить и участие казаков в восстании.  

Во время моей встречи с Лагуновым, в окружном краеведческом музее, я прочёл воспоминания большевика И. П. Волкова, бывшего начальника Обдорской радиостанции, в то время по известной причине они не опубликовались. Идейный большевик Волков описывает мятеж 1921 на Тобольском севере без прикрас. В действительности коренные жители Ямала не принимали участия в данном восстании, хотя границы ареала мятежа и захватили территорию полуострова Ямал до Маре-Сале.  8 февраля, когда в Обдорске узнали о начале мятежа в Сибири, большевики решили действовать на опережение и, «на всякий случай»,  взять заложников из видных представителей местного купечества. Было арестовано 16 человек. В период восстания во все комитеты из Москвы были направлены директивы, где говорилось, что к повстанцам нужно относиться гуманно, рядовых повстанцев отпускать по домам, а главарей держать до суда, не расстреливать. Все зверства повстанцев протоколировать, фотографировать трупы замученных, но, по словам Волкова: "Мы уже встали на путь кровавых репрессий". Были расстреляны первые заложники в Березове, Сургуте и Обдорске.   Повстанцы наступали с юга на север, кто-то в это время, повредил телеграфную линию. В ответ на это снова были расстреляны заложники, в Березово - 5 человек, в Кондинском - один, в Сургуте - 3 человека. В Березово расстрелян Григорьев, единственный остяк с университетским образованием. Это движение носило антибольшевистский характер, и лозунг был один: «За Советы без коммунистов». 1 марта Оборская радиостанция приняла депешу, в ней говорилось, что матросы Кронштадта взяли власть и сбросили большевиков.  

Интересный и показательный момент, местная власть решила еще за 10 лет до раскулачивания, провела его в Обдорске. Были взяты на учет все богатеи и у них конфисковали все золотые, серебряные вещи, пушнину. Сегодня нужно констатировать, что и повстанцы и большевики отличались крайней жестокостью. И те, и другие считали свое дело правым, и убийства необходимыми. Кровавое колесо прокатилось по всей матушке России, и это было следствие революции 1917 года, и, как пишет историк к.и. н Шелудяков В.А. в одной из своих научных статей: "Значит, на будущее надо избегать подобных общественных ломок и такого глубокого социально-политического раскола народа". В это время, в районе с. Кушеват, были срезаны неизвестными телеграфные провода. В Обдорске решено было расстрелять  заложников по человеку за каждый пролет.  16 марта начальник милиции Глазков расстрелял 9 человек, добавив после расстрела: «Все равно их девать некуда». И как относиться после этого к тому, что в Салехарде одна из улиц до сих пор носит имя этого борца "за счастье народа". 18 марта вспыхнул мятеж и в Обдорске. Но действовали они не слаженно, что позволило большевикам организовать оборону. Восстание подавили быстро и начались репрессии.  

Волков оказался верховной властью в Обдорске.  Именно в этот период он проявил невиданную жестокость. Ссылаясь на выполнения приказа Тобсеввоенревком: «…За каждую каплю крови, наших товарищей, контрреволюционная буржуазия заплатит потоком своей черной крови, за каждую голову сотней голов…». Волков быстро допрашивал подозреваемых и расстреливал прямо во дворе. Расстрелянных спускали в прорубь на р. Полей. В результате подавления мятежа было убито 23 повстанца. Но вакханалия расстрелов продолжалась: 24 марта было расстреляно еще 16 заложников. Вместе с тем повстанцы с юга все ближе подходили к Обдорску. Решено было свернуть радиостанцию и начать эвакуацию совработников и членов их семей.  Эвакуацию проводили в двух направлениях: через Урал и на Ямал в Мapе-Сале. Первый транспорт ушел за Урал с экспроприированными драгоценностями и беженцами. Очень интересный момент, что транспорт, который вёз экспроприированные драгоценности через Урал, навсегда исчез. В 2003 году вышла книга А.А. Петрушина, историка, краеведа, сотрудника КГБ "На задворках гражданской войны", где он как раз и описывает, как искали и ищут пропащий транспорт с сокровищами. 

Радиостанцию на Маре-Сале повез Волков И.П. До  4 апреля в Обдорске было расстреляно 40 человек. Повстанцы вошли в Обдорск под командованием бывшего фельдфебеля Слинкина. Были проведены выборы в горсовет, куда вошли остатки местной интеллигенции не расстрелянной большевиками. Были выловлены из Полуя тела расстрелянных мятежников и заложников и захоронены. В ответ на зверства большевиков было расстреляно 19 человек (для сравнения: после мятежа большевики расстреляно 23 человека). 

Отряд, ушедший через Урал, был настигнут повстанцами и уничтожен у села Ошвор. По некоторым данным там захоронено 36 человек. Апрель 1921 года, был месяцем заката повстанческого движения в Тобольской губернии, восстание было подавлено. На север стали проникать новые экономические отношения, разрешенные Х съездом партии «НЭП», которая в 30-40-е годы была свёрнута, и на Ямале начался следующий этап - этап советизации. Коренное население в большинстве случаев не принимало участие в этих событиях. Екатерина II говорила своим чиновникам: «Лучше оправдать десять виноватых, чем осудить одного невиновного». Но как показала российская революция, гражданская война и восстания 1921 года, этот принцип не соблюдали ни красные, ни белые. И сегодня, когда Навальные и иже с ним, пытаются раскачать Россию, ввергнув её в новый хаос, нужно помнить прошлое и извлекать из них уроки! Как писал А.С. Пушкин в "Капитанской дочке": "Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный"(1836). 

Геннадий Зайцев член совета ТООО "Ямальский ветеран", 

кандидат исторических наук, член Общественной палаты Тюменской области. 

Возврат к списку